Свежие комментарии

  • angebotik
    продам 1948 советских спичечных этикетокФилуменистический...
  • Виталий Артёмов
    и слушаем .....Виниловые пластин...
  • Виталий Артёмов
    Ставим на вертак !Виниловые пластин...

1812 год на дореволюционных открытках

Война 1812 года. Сожжение Москвы. Мне интересно было прочитать как это трактует Стендаль в «Жизни Наполеона». Ведь помимо того, что Стендаль великий писатель, он принимал непосредственное участие в той компании - служил интендантом в армии Наполеона. Итак, оценка событий устами очевидца:

1812 год на дореволюционных открытках

«Наполеон занял Москву 14 сентября 1814 года; ему следовало выступить оттуда 1 октября. Он стал жертвой ложной надежды заключить мир; если бы Москва была им эвакуирована своевременно, её героическое сожжение было бы смешным.

Около 15 октября, хотя погода стояла прекрасная и морозы не превышали трех градусов, всем стало ясно, что надо срочно принимать какое-нибудь решение; возможны были три плана:

1) Отступить к Смоленску, занять линию Днепра и дать Польше прочное устройство;

2) Перезимовать в Москве, питаясь запасами, найденными в погребах и подвалах, и пожертвовав лошадьми, мясо которых можно было засолить, а весной двинуться на Петербург;

3) И, наконец, третий: пользуясь тем, что русская армия, 7 сентября понесла сильный урон, отступила влево от Москвы, фланговым движением двинуться направо и занять беззащитный Петербург; жители которого не испытывали желания сжечь города. При такой ситуации заключение мира было бы обеспечено.

Если бы французская армия обладала энергией, окрылявшей её в 1794 году, был бы принят именно этот план; но одного только разговора о нем было бы достаточно, чтобы привести в содрогание наших разбогатевших маршалов и вылощенных бригадных генералов, вращавшихся в придворных сферах.

1812 год на дореволюционных открытках

Одно из неудобств этого плана состояло в том, что пришлось бы в продолжение пяти месяцев быть до известной степени разобщенными с Францией, а между тем заговор Малле показал, каким людям была вверена власть в отсутствие монарха, неусыпно за всем наблюдавшего. Если бы Сенат или Законодательный корпус имели хоть какое-нибудь значение, отсутствие главы государства не явилось бы роковым. Во время похода из Москвы на Петербург левый фланг был бы свободен, и Наполеон мог бы в продолжение целого месяца ежедневно посылать курьеров в Париж и управлять Францией. Назначив регентшей Марию-Луизу, начальником гражданского управления Камбасереса, а военного – князя Экмюльского, можно было наладить дело. Ней или Гувьон-Сен-Сир в Митаве и Риге могли каждый месяц посылать одного-двух курьеров, да и сам Наполеон мог побывать в Париже, так как русская армия в России в продолжение трех месяцев была бы обречена на бездействие. При тамошних жестоких морозах человек может уцелеть только в том случае, если он десять часов в день проводит у печки; русская армия прибыла в Вильну не в лучшем виде, чем наша.

1812 год на дореволюционных открытках

Из трех возможных планов выбрали наихудший; но еще хуже было то, что его выполнили самым нелепым образом, потому что Наполеон уже не был тем полководцем, который предводительствовал армией в Египте.

Дисциплина в армии расшаталась от грабежей, которые поневоле приходилось разрешать солдатам в Москве, раз их не снабжали продовольствием. Ничто, при характере французов, не является столь опасным, как отступление, а при опасности более всего необходима дисциплина, иначе говоря – сила».

1812 год на дореволюционных открытках

Вот такие рассуждения французского писателя, с которым я где-то и не согласен. Кутузов наверняка все эти возможности французов знал, просчитывал и внимательно отслеживал ситуацию – русская армия не «была бы обречена на бездействие». И насчет сожжения Петербурга – если бы для спасения России в 1812 году жителям Петербурга нужно было бы пойти на жертвы, то я не сомневаюсь в их выборе. Тем более, что французы в момент отступления армии из Москвы её тоже подожгли – дожигали то, что уцелело. Сожжение Москвы русскими жителями – героический поступок, французской армией – акт вандализма.

1812 год на дореволюционных открытках

А как Вам идея Стендаля забить лошадей и засолить их мясо? Значит, остаться без кавалерии и сражаться одной пехотой. Какой полководец на это пойдет? Дать такой козырь Кутузову! Ведь казаки набегами с разных сторон будут безнаказанно обгрызать французскую армию оставшуюся без конницы. И с каждым днем окрыленные своими победами они будут наглеть все больше и больше! А если Кутузов, пользуясь тем, что его армия более маневренна, не ограничится одними набегами, а начнет долбить армию французов спланированными широкомасштабными операциями? Да и как при надобности удирать из России? Кавалерии нет - далеко не уйдешь, поймают!

Наполеон мог занять Москву, Петербург и еще многие города России, неся при этом огромные потери. А ведь из Петербурга, как и из любого другого города России, тоже пришлось бы рано или поздно уходить, никакого мира заключать с ним русские не собирались. Наполеон это понял, Стендаль – нет. Вторжение в Россию Наполеон собирался выиграть тактически – несколько блестящих побед в сражениях с русской армией и мир с Россией на его условиях, а его задавили стратегически – никакого мира, партизаны, проблемы с продовольствием, русские морозы, нестабильная обстановка во Франции и не разбитая русская армия, которая день ото дня растет и крепнет. Поэтому различные варианты у Наполеона, конечно, были, вот только хороших вариантов у него уже не было.

На открытках:

- Наполеон под Москвой

- Наполеон в горящей Москве

- Расстрел французами поджигателей

- Грабеж французов в Москве

- Пожар Москвы в момент отступления армии Наполеона

Картина дня

))}
Loading...
наверх