Свежие комментарии

  • angebotik
    продам 1948 советских спичечных этикетокФилуменистический...
  • Виталий Артёмов
    и слушаем .....Виниловые пластин...
  • Виталий Артёмов
    Ставим на вертак !Виниловые пластин...

Интерьвью директора аукционного дома "Империя"

Интервью для журнала "Финанс" директора Аукционного Дома «Империя» Алексея Кудия

Алексей Геннадьевич, каковы особенности инвестиций в монеты, медали, книги и другие художественно-культурные ценности?
– Особенностей много, но одним из основополагающих факторов инвестиций в предметы антиквариата и искусства является вопрос подлинности. Это один из основополагающих аспектов, определяющих вложения в антиквариат. Помимо художественного вкуса, разумеется.

То есть максимальный риск связан с определением происхождения той или иной вещи?
– Да. Кроме того, следует понимать, что на рынке периодически возникают группы предметов, чья стоимость искусственно завышена.

Не могли бы вы привести пару примеров?

- В последнее время несколько завышенными были цены на русское искусство. Связано это в первую очередь с тем, что в предкризисный период некоторая часть российского среднего класса и людей, относящихся к уровню выше среднего, сумела сделать финансовые накопления, позволяющие делать дорогие покупки и тратить деньги на то, что им нравится. Свободных денег в стране было больше, чем сейчас, а материала русского достаточно мало – благодаря гражданской и двум мировым войнам, а также усилиям советской власти, многие предметы, интересные отечественному потребителю, оказались за рубежом.

Кроме того, их просто мало. Поэтому за последнее время цена на русские раритеты существенно выросла.
То есть перегрев рынка был связан не только с возросшими возможностями большого количества покупателей, но и ограниченностью предложения?
– Вторая причина более веская, чем первая.

В качестве еще одной особенности инвестирования в предметы искусства и антиквариат вы отметили проблему установления подлинности вещи…

– Этот вопрос достаточно очевидный. Если пересчитать на металл, то золота в монете «37 рублей 50 копеек – 100 франков» примерно на $1000. При этом летом 2008 года идеальный экземпляр этого раритета стоил $150-200 тыс. Думаю, что при таких соотношениях цен все участники рынка заинтересованы в минимальном количестве подделок.
Наверное, все же не все – некоторые люди эти подделки туда приносят…
– Я склонен думать, что так поступают те, кто планирует свою жизнь нанашем рынке не на долгое время.

Какие существуют способы защиты от недобросовестных продавцов?
– Единственный способ – помощь опытных экспертов. В отношении нумизматики это может быть сравнение с образцами и эталонами, находящимися в музеях.

А лабораторный анализ металла?
– Когда-то у нас была возможность исследовать состав пяти монет одного года чекана и одного номинала. Как это ни странно, но в них наблюдался различный состав примесей. При этом все исследуемые образцы были подлинниками.

Почему так получилось?
– На монетный двор могли привести серебро, выплавленное из руды с разных рудников – вот примеси и отличались. Кроме того, при изготовлении монет часто используются вторичные драгметаллы – тогда очень важно, что это была за вещь. Но лабораторный анализ мало что дает. Для подделки монеты «100 франков» можно взять несколько николаевских десяток, которые стоят всего раза в два дороже составляющего их золота, и получить вещь более ценную на три порядка. А металл будет именно той поры и того же самого монетного двора.

То есть химический и радиологический состав будет практически полностью имитирован ?

– Не полностью, но практически да. Похожие моменты имеются и в отношении живописи. Считается, что были периоды, когда при написании картин использовались определенные краски. Это действительно так и информации об этом очень много. Но она доступна, в том числе, и производителям подделок. Они прекрасно все учитывают и, воспроизводя технологии, используя старые холсты, выпускают имитации почти неотличимые от оригиналов. Если речь идёт о качественной подделке.
Получается, что какой-то аппаратный или химический анализ однозначной уверенности не дает?

- Он вторичен. А первичен все-таки эксперт. Анализ может ему помочь – добавить или отнять какие-то очки, но лишь специалист дает окончательное заключение. Для антикварного рынка это почти аксиома.
Чем обусловлена привлекательность монет и наград, как объектов для инвестиций?

- Приобретая ценные бумаги и валюту, вы не можете быть стопроцентно уверены в том, что завтра не будет эмитировано дополнительное количество акций и не изменится в худшую для вас сторону курс.  А вот что касается предметов антиквариата, то их становится меньше с каждым годом. Во всяком случае, подлинных. А любой товар, который не возобновляется, дешеветь не может.
Возможно, сейчас будет небольшой спад, связанный с перегревом рынка по некоторым позициям. Но за небольшим снижением опять начнется рост. Если не задаваться целью осуществить срочную продажу предмета, то спустя 2-3 года его цена неизбежно вырастет. А в настоящее время самое лучшее – покупать и держать.

На вашем рынке дно уже достигнуто или минимум еще впереди?

– В мире столько талантливых экономистов, но и они не могут сказать, когда наступит дно кризиса, о котором все говорят. Возможно, что еще есть куда падать, но следует учитывать, что, ожидая выгодную покупку, можно промахнуться и попасть на подъем цен. Поймать минимум можно лишь случайно, и узнаете вы об этом лишь постфактум, спустя время.

Некоторые ваши коллеги прогнозируют, что дно наступит летом. И именно тогда стратегическим инвесторам и следует делать вложения – причем, не важно во что.
– Имеющиеся на рынке предметы относятся к разным ценовым сегментам. Вещи из топовой категории в стоимости почти не упали. Это единичные экземпляры, они продаются раз в 15-20 лет и, как правило, всегда дороже, чем ранее.

Что касается предметов из среднего, а, тем более, низшего сегмента, то они, разумеется, подешевели сильно. Но и здесь все обусловлено законами рынка – таких вещей больше и торгуются они постоянно.

То есть в условиях кризиса следует вкладываться в редкие вещи?

– Да. Но при этом инвестор либо должен сам хорошо разбираться в предмете своего интереса, либо работать с хорошими консультантами. Но это касается любых инвестиций – в валюту, фондовый рынок, недвижимость.
Мой совет, конечно, примитивен, но в нашей стране люди очень часто рассчитывают исключительно на собственные силы и компетентность. Это с одной стороны похвально, но слишком уж высок риск, что если у человека нет опыта в коллекционировании, то рано или поздно он станет обладателем большого количества подделок, которые сможет реализовать лишь по цене лома.

Какие особенности имеет ценообразование в фалеристике?

– Если в нумизматике существуют различные каталоги, благодаря которым можно сориентироваться в цене той или иной монеты, то для наград таких каталогов нет. Наша организация сейчас делает первые шаги систематизации и надеемся, что наш труд придется во время и в пору.

Здесь совсем нет ориентиров?

– Совершенно верно. Поэтому рецепт для покупателей, которые собираются инвестировать значительные суммы в фалеристику, довольно простой – следует работать с организациями, хорошо зарекомендовавшими себя на рынке и дающими гарантии. Это особенно важно потому, что в нашей стране страховщики не работают по сделкам с антиквариатом или делают это по крайне высоким ставкам.

Какую доходность можно получить, инвестируя в антиквариат?

– В условия спада трудно прогнозировать. До кризиса прирост по нумизматике и фалеристике составлял около 25-30% в год. На некоторые позиции даже немного больше. Следует отметить, что ни один из законных способов инвестирования не давал такой прибыли, как вложения в антиквариат на протяжении последних нескольких лет. Было время, когда любой дилер в нашей области – что бы он ни купил – мог буквально через квартал получить прибыль.
Не смотря на то, что цены сегодня понизились, за последние 8 лет вещи подорожали в среднем в 9-10 раз. Любой, кто когда-то приобрел интересный, качественный предмет, теперь в хорошем «плюсе».
Хотя следует признать на рынке антиквариата процесс более хаотичный, чем с акциями. У нас котировки меняются за счет единичных продаж. Если какой-то предмет проходит на аукционах в 10 раз дороже, чем ранее, то цены на аналогичные вещи моментально стремятся вверх. Например, рубль Ивана Антоновича в самом идеальном состоянии стоил $5-8 тыс. Но достаточно было одного прохода на аукционе монеты за $20 тыс. и на этом фоне все монеты прыгнули в 2 раза. И это все произошло в течение месяца.

А потом все вернулось назад?

– Нет, эта прибавка осталась. Вот и получается, что дорогая продажа одного предмета подтягивает за собой цены на все остальные. Люди оглядываются и говорят: «О! Это теперь новая цена? Значит, я раньше дешево оценивал».
Хотя зачастую дорогие проходы обусловлены не разумным поднятием цен, а конкуренцией двух покупателей, которым нужен именно этот предмет. Тогда купленные для перепродажи предметы зачастую «зависают» на некоторое время.
Получается, что долгосрочные вложения в антиквариат неплохо увеличивают капитал инвестора?

– Я бы даже сказал, что очень хорошо увеличивают. Есть ордена, которые 8 лет назад стоили $1 тыс., а сейчас их цена $35-40 тыс. Орден Андрея Первозванного десять лет назад продавался за $45 тыс., а сегодня – за $450 тыс. Делайте выводы сами…
Каков объем российского рынка антиквариата?

– Вопрос крайне сложный. Я полагаю, что оборот на легальном рынке в фалеристики и нумизматики в России составляет 90-100 млн. долл. в год, при этом доля открытой части рынка не превышает 30%.
Каковы особенности российского рынка?

– Не думаю, что он существенно отличается от других национальных рынков. За исключением того, что все российские граждане, а также люди, имеющие русские корни, покупают все русское, везде и дорого.
Русских предметов просто мало. Если английский графин в серебре найти можно буквально в любой лавке, то такой же русский является уникальной вещью.  Ситуация дошла до того, что ряд западных аукционных домов устраивают торги для русских покупателей. Они знают, что приедут наши соотечественники и купят все по высокой цене и будет хорошая прибавочная стоимость.
На русском антикварном рынке, в отличие от любого европейского, очень сильно личностное «хочу». Только россияне из амбиций, помноженных на углеводороды, могут позволить себе чисто купеческие покупки – душа просит! При этом разумные пределы цен отступают на второй план. Те же немцы, французы, англичане и прочие европейцы готовы бороться в пределах плюс-минус 10-15% среднерыночной цены, отраженной в каталоге. По их мнению, это предел. Наши соотечественники на такие «мелочи» почти никогда не смотрят. Это отличительная черта русского антикварного рынка. Поэтому у нас, в отличие от Европы, каталоги долго не живут в плане ценообразования – проходы быстро устаревают либо оказываются несуразными, что характерно для всего отечественного антикварного рынка.

У меня создается впечатление, что европейский рынок – это модель, приближенная к супермаркету, а у нас – к дикому базару: кто как сторговался, так и будет…

– Так оно и есть. Только я хотел бы уточнить мысль о стихийном ценообразовании. Это свойственно не только русским, но и другим восточным народам. Китайцы последнее время практически также себя ведут. С другой стороны, возможно дело не в ментальности, а в текущем экономическом положении: у людей неожиданно образовалось много денег, вот они и стараются что-то с этим «несчастьем» сделать. Когда-то это пройдет. Думаю, что в связи с кризисом уже начало проходить.
При этом мы частенько сталкиваемся с ситуацией, когда люди приносят коллекции, состоящие из предметов, приобретенных без надлежащей экспертизы. Несколько месяцев тому назад оценивалась коллекция золотых монет. Так даже по фотографиям стало ясно, что ее владелец обладает уникальным количеством фальшивок. А стоимость этого собрания была примерно $5 млн – столько было заплачено хозяином.
А реальная стоимость чему равнялась? Одной десятой?

– Боюсь, что меньше. Обычно поддельные монеты идут по цене металла, а поддельные награды по стоимости сувениров.
Вы можете привести еще примеры, когда в течение 8-10 лет вещи очень сильно поднимались в цене?

– Беспортретная золотая монета «5 рублей» середины позапрошлого века. Десять лет назад она стоила $160-170, а перед кризисом продавалась минимум за $1500, а то и за $2000. Рядовая монета за 10 лет выросла в цене в 10 раз. Несколько лет назад я зашел к нашим коллегам и застал у них покупателя. Хорошо выглядящий, обеспеченный господин сидел и выбирал 5-ти рублёвые монеты, а, выбрав, купил несколько по $300 за штуку, что почти вдвое превышало средние цены. Я поинтересовался у продавцов, зачем клиент это делает? В чем его интерес? Мне ответили, что у него нет времени самому искать интересующие экземпляры – раз в месяц он приходит, пьет кофе и смотрит подобранные экспертами монеты, а затем приобретает нужное. Сегодня я понимаю, что этот человек был абсолютно прав. Заплатив тогда по $300 за прошедшие экспертизу монеты, он сегодня может продать их по $2000. Замечательное вложение средств.
Вы говорили, что вещи, относящиеся к средней ценовой категории «просели». На сколько приблизительно?

– На 30-40%. Если сравнить с акциями предприятий, некоторые из которых упали на 95% от номинала, то падение не очень сильное. То есть, если люди накануне кризиса вложились в монеты, даже дешевые, то они не очень много потеряли.
В целом же антиквариат не подешевел. Специалисты и дилеры ожидали выброса вещей, когда люди с криками «все пропало!» выходят в кэш, но ничего подобного не наблюдается. Подешевел лишь дешевый материал, который читателей «Ф.» и раньше не интересовал.
Кризис кризисом, а жизнь продолжается. Рынок серьезного антиквариата по-прежнему силен, и продолжает себя нормально чувствовать – никаких панических настроений нет. Все данные свидетельствуют о том, что если кто-то сохраняет или приумножает средства при помощи тех или иных инструментов, то антиквариат, пожалуй, самый лучший из всех. Кроме того, что немаловажно, он доставляет удовольствие владельцам – это не только деньги, это – красота.

Картина дня

))}
Loading...
наверх